воскресенье, 1 мая 2016 г.

Одуванчики на крыше

Одуванчики на крыше -
желтый блик на кромке мая.
Я с больною головою
через них весну вдыхаю.

Я с больною головою
и душою нараспашку
соберу букет левкоев
и сорву одну ромашку.

Одуванчики на крыше,
снизу солнце отражая,
мне в лицо пыльцою дышат -
желтый блик на кромке мая.

четверг, 26 сентября 2013 г.


Я сижу на улице Милана,
достаю каштаны из кармана.
Через улицу -- столы кафе-шантана.
Стулья есть в кафе, но нет дивана.

С неба падают созревшие каштаны.
Я пью кофе за столом кафе-шантана,
сдача мелочью звенит на дне кармана.
Солнце есть в окне, но нет тумана.

Я сижу и вспоминаю Мандельштама:
все живем мы как-то криво, а не прямо.
Солнце прячется за ветками каштана.
Листья падают на улицу Милана.

воскресенье, 8 сентября 2013 г.

Утро воскресное в Базеле сонном.
Капли дождя по лицу и стеклу.
Чья-то фигура в проеме оконном.
Что я здесь делаю, я не пойму.

Дома засилье овоща сытого.
Дома война -- выходи воевать!
Я здесь сижу у корыта разбитого.
Как мне помочь тебе, Родина-мать?

В Базеле пасмурно. Набо заплакано.
Церкви звонят по своим мертвецам.
Над колокольнями мысль моя спряталась.
А на скамье под каштаном -- я сам.

среда, 5 июня 2013 г.


Я хожу-брожу, наблюдаю
За природой и за погодой,
За людьми и за городом тоже.

Я вчера наблюдал одуванчики,
Летних девушек в юбках коротеньких
И каникульное настроение.

Ничего сегодня я нового
Не наблюдаю, хоть тресни.

суббота, 11 июля 2009 г.

Видение на Неве

    Солнечное свежее утро.
    Молодая женщина, буднично, немного наивно, но мило одетая, идет по улице.
    Лето. Еще не пыльная зелень деревьев. Пожилые дома отбрасывают длинные тени.
    Женщина занята житейскими заботами. Она думает о двух маленьких дочерях, о муже, об их светлой квартире, о своей работе.
    Мне кажется, она просто, по-житейски счастлива.
    Мне хочется познакомиться с ней, заговорить, заставить ее улыбнуться.
    Мне хочется вместе побежать туда, где только синий купол и море цветов вокруг.
    Я иду по улице, смотрю на нее украдкой и тоже счастлив.

    Сколько вас, таких же молодых и счастливых, для которых по утрам встает солнце, освещая ваши квартиры! Я хочу познакомиться с вами. Я хочу жить такой же обыкновенной жизнью, чтобы только встретить вас, согреться вашим счастьем и, быть может, самому согреть кого-то.
    Я желаю вам таких же солнечных летних дней. Я желаю вам любимой работы. Я желаю вам умных и добрых детей. Живите, будьте счастливы и дарите счастье людям!

пятница, 5 сентября 2008 г.

Петербург

    Он стал мне родным городом.
    Прожив здесь 10 лет, я начал замечать грязь от рук, слов, душ, покрывшую его.
    Только беспечный взгляд путешественника скользит поверх и видит внутренность, дух, историю. Хочу быть таким путешественником.
    "Питер" затерли: "Питер - пивная столица", "Свежесть - это по-питерски"... Пустое, но неприятное.
    Спальные районы - не Петербург - другие города со своим бытом, своей культурой. Веселый поселок, Озерки, Автово...
    "О, русские люди, русские люди! Вы толпы скользящих теней с островов к себе не пускайте! Бойтесь островитян! Они имеют право свободно селиться в Империи: знать для этого чрез летийские воды к островам перекинуты черные и серые мосты. Разобрать бы их...
    Поздно..." Они проникают, меняя Петербург.

вторник, 12 февраля 2008 г.

Живопись и скульптура сродни "книжке без разговоров": они есть монолог автора, пронизанный некоторой ключевой идеей. Как скульптор откалывает лишние куски мрамора, придавая каменной глыбе задуманную форму, так писатель вычищает из действительности все, что не соответствует его идее, пропуская ее через призму своего мировоззрения и формируя некий цельный образ.

И нельзя понять, художественная ли это ложь или только одна из сторон правды.